Театральная Афиша
реклама на сайте театральный клуб журнал 2011-2017 online третий звонок рекомендуем спектакли ссылки
Rambler's Top100




Место для рекламы
04.07.2006

ДАНИИЛ СПИВАКОВСКИЙ: Я мечтаю сыграть роль без слов

Актер Даниил Спиваковский сумел стать заметным даже в такой звездной труппе, как Театр имени Вл. Маяковского. Всплеск популярности у массового зрителя принесла ему роль главного героя в фильме В. Тодоровского "Мой сводный брат Франкенштейн". После этого успеха театры бросились к актеру наперебой с самыми заманчивыми предложениями. Но он остается верным родному театру и уверен, что в этой верности залог его успешной актерской карьеры. Спиваковский не оставляет и свою вторую профессию - психолога, потому что привык заглядывать вперед: а как сложится жизнь дальше? Пожалуй, стратегическое мышление - его сильная черта.

— Театр имени Маяковского и актер Даниил Спиваковский - насколько это гармоничное сочетание?

— По-моему, это очень удачный союз. Во-первых, я ученик Андрея Александровича Гончарова. Я впервые вступил на эту территорию в 1990 году, когда прослушивался. Мы учились при театре. За время студенчества я играл уже в четырех спектаклях театра. Получив диплом, был автоматически зачислен в труппу этого прославленного коллектива. Сергей Николаевич Арцибашев тоже мой педагог, он возглавляет театр вот уже четыре года, продолжая лучшие традиции Гончарова. Я занят во всех последних премьерных спектаклях этого театра, и это говорит о моей востребованности.

— Говорят, Гончаров был человек очень крутого нрава. Как вы вспоминаете его педагогические методы?

— Я благодарен судьбе за то, что учился именно у него. Он великий режиссер, педагог и теоретик театра. Он мне много дал и как человек энциклопедического образования, и как настоящий философ. Я учился у него не только профессии, но и отношению к жизни. Он научил меня образному мышлению, и это самое главное. До сих пор для меня это самый важный критерий оценки людей творческой профессии. Гончаров любил повторять: "Вот меня не будет, вы будете меня вспоминать!" Так и вышло. Его разборы пьес, яркие, емкие, его меткие слова и выражения на лекциях до сих пор у меня на слуху. Хотя, конечно, о его крутом нраве ходили легенды. Он был очень суровый, бескомпромиссный, резкий, честный. Один раз на первом курсе он запустил в меня пепельницей. Я был в шоке, а сейчас вспоминаю этот эпизод с улыбкой. Вообще у нас были очень интересные взаимоотношения. Я никогда не ходил у него в любимчиках, но он меня уважал. Например, за то, что я учился одновременно в двух институтах, в театральном и на психологическом факультете МГУ. Хотя он настаивал на том, чтобы я бросил вторую профессию и сосредоточился на актерстве. Я долгое время скрывал свою двойную жизнь, но к окончанию ГИТИСа признался во всем Гончарову. Вообще он ценил людей, способных на серьезные поступки. Хотя и ворчал, когда меня не было на занятиях: "Где этот мой студент с двумя высшими образованиями?"

Кристофоро - Д. Спиваковский
"Любовь глазами сыщика"
На репетиции спектакля "Банкет":
Ольга Прокофьева, Сергей Арцибашев и Даниил Спиваковский
Альбер - Д. Спиваковский,
"Банкет"
В центре Черт - Д. Спиваковский,
"Карамазовы"
Дмитрий - М. Филиппов,
Черт - Д. Спиваковский,
Грушенька - Д. Повереннова, "Карамазовы"
Мариет - О. Прокофьева,
Альбер - Д. Спиваковский, "Банкет"
Черт - Д. Спиваковский,
"Карамазовы"
Кристофоро - Д. Спиваковский,
Белинда - Д. Повереннова
"Любовь глазами сыщика"
Тишка - Д. Спиваковский,
"Банкрот"
— Насколько вам комфортно работать в вашем театре?

— У нас в Театре имени Маяковского замечательная труппа, она универсальная: любую пьесу мировой драматургии можно сыграть ее силами. Я сейчас вхожу в такое среднее поколение актеров. У нас замечательные отношения между прославленными звездами и более молодым поколением. Приятно, что корифеи театра никогда не скупятся на доброе слово. Я слышу очень доброжелательные и точные советы, например, кто-то из мэтров может сказать: "Эту сцену ты очень хорошо провел, а здесь сцена немного провисла. В следующей сцене не спеши, выдержи паузу". Здесь у нас большинство актеров - состоявшиеся в профессии люди, поэтому у нас преобладают хорошие традиции театрального братства, командный дух. Я играю на одной сцене с прославленными актерами - с Лазаревым, Немоляевой, Филипповым, Костолевским. Я горд и счастлив этим.

— Репертуарной политикой театра вы довольны? Ставят ли пьесы именно на вас?

— Спектакль "Любовь глазами сыщика" взяли в репертуар для меня, и я был очень доволен. Сергей Николаевич Арцибашев удачно выбрал пьесу - эта душевная мелодрама отвечает каким-то глубоким зрительским ожиданиям. Еще он очень точно угадал тот тип роли, который я всегда предпочитаю. Мне вообще очень нравится играть истории, в которых мой персонаж переживает переломные моменты и к финалу предстает совсем иным, чем был в начале. Когда я вижу драматургический материал, который дает мне возможность сыграть преображение героя, я сразу хватаюсь за него. Например, я никогда не играл в антрепризе, но в прошлом году согласился, потому что меня увлекла роль в пьесе "Бумажный брак". Мой герой врач, персонаж эмоционально закрытый, но у него в душе идет внутренняя работа, и он раскрывается в конце. Мне вообще нравится, когда мои герои, пережив испытания, становятся эмоционально открытыми. И это все происходит на глазах у зрителя. Это трудная, но приятная работа.

— У вас хороший тандем с Арцибашевым?

— Если Гончаров во многом был моим учителем-теоретиком, то Арцибашев стал моим учителем-практиком. Он сам прекрасный актер, и сумел поделиться со мной своими актерскими секретами. Мы единомышленники. Он умеет дать роль, которая попадает ко мне как раз вовремя, когда мне есть что вложить в нее из личного опыта, поработать над своими ошибками. Как был прозорлив Сергей Николаевич, что дал именно мне роль Альбера в спектакле "Банкет". Наверное, он почувствовал, что я похож на этого человека. Мой персонаж такой наивный, трепетный, ранимый, он дважды был женат на одной и той же женщине. Он любящий муж, который приносит жене завтрак в постель, но никак не догадается, что кроме нежности ей нужна еще и определенная свобода. Он прозревает лишь к финалу. Это так похоже на те ошибки, которые делал я в своей личной жизни! Мне нравится, что Арцибашев одобряет сотворчество на репетициях. Мы с ним вместе придумывали моего персонажа в спектакле "Карамазовы". У нас Черт - это заводила всех карамазовских страстей. Это современный, умный, быстро мыслящий, подвижный молодой человек, не лишенный обаяния.

— Говорят, что играть одну роль на двоих - это всегда соревнование: кто сделает это лучше? Не страшно конкурировать со своим художественным руководителем в исполнении главной роли в спектакле "Мертвые души"?

— Мы по очереди с Арцибашевым репетировали эту роль, но встреча зрителя с моим Чичиковым еще впереди. Конечно, мой герой будет чуть другим, хотя трактовка роли одинакова. Мы рассказываем зрителю историю о талантливом человеке, который выбрал путь бесовства, а не добродетели. При этом он достаточно умен, чтобы понять это сам. Это отнюдь не сатирический, а скорее трагический персонаж. Просто современный мир так сложен, и черное и белое так переплетены, что человеку трудно бывает сделать верный выбор. Прозрение Чичикова в финале и разговор о своей живой душе - катарсис этой трагической истории. Он расплачивается за свои ошибки сполна.

— Зритель уже видел вас в роли Бобчинского в фильме Павла Лунгина "Дело о мертвых душах". Чем киноверсия поэмы Гоголя отличается от театральной интерпретации той же истории?

— Там на первый план вышел сатирический жанр. Я с удовольствием играл острохарактерную комедийную роль. Наш Гоголь, я имею в виду версию театра, более трагедийный, и в этой истории сильнее боль за сегодняшнюю Россию.

— А вы могли бы принести заинтересовавшую вас пьесу Арцибашеву?

— Мог бы, но пока мне интереснее то, что предлагает он. Хотя я знаю, что актеры приносят ему пьесы. Сейчас мы планируем приступить к работе над пьесой "Сенсация" в переводе Виталия Вульфа, на сюжет знаменитого "Чикаго". Но это я говорю вам по секрету.

— Вам бы хотелось сыграть в острой современной пьесе?

— Ох, как хотелось бы! Сейчас такая интересная жизнь, новые типажи появляются. Почему за это не взяться? Но пока нет такой современной пьесы, которую я бы принес в театр в остром желании сыграть.

— В вашей актерской практике были примеры прямого воздействия искусства на жизнь?

— Один раз после спектакля "Банкет" я зашел в соседнее кафе, и вдруг официант приносит мне записку от молодой пары: "Мы посмотрели ваш спектакль и поняли, как сильно мы любим друг друга, и решили пожениться. Спасибо вам". Какая еще может быть большая благодарность для актера? Такие же искренние благодарные отклики я получаю после спектакля "Любовь глазами сыщика". Открытый разговор о чувствах раскрепощает зрителей, делает их более искренними и счастливыми. Я часто замечаю: мы говорим со сцены то, что люди боятся сказать друг другу. Порой я вижу в зале семейные пары и стараюсь произнести свои монологи так, чтобы мужчина одобрил мои рассуждения и через это одобрение как бы адресовал эти слова своей жене. Ведь мужчины чаще стесняются рассказать о своих чувствах. И я благодарен Арцибашеву за то, что он находит такие пьесы.

— Говорят, что многие актеры меняют текст роли исходя из своих вкусов. А вам бывает некомфортно произносить слова драматурга?

— Это испытание, когда язык не поворачивается произнести корявые фразы. В современных пьесах я нередко предлагаю заменить куски текста на какие-то более живые и правдоподобные. Это покажется вам странным, но в создании образа персонажа я очень люблю молчаливые паузы. А большие тексты не люблю! Сокращаю до минимума. Этому учил Гончаров - "подойти к пьесе с красным карандашом". Очень часто текст замусорен: уже все понятно, а герои все говорят об одном и том же. Я люблю лаконичные роли, где слов немного, но при этом есть что играть. Вообще мечтаю сыграть немого.

— После вашего громкого успеха в фильме Валерия Тодоровского "Мой сводный брат Франкенштейн" вам наверняка посыпались предложения перейти в другие театры, которые любят коллекционировать талантливых и популярных актеров?

— Да, заманчивых предложений много, но я остаюсь преданным родной Маяковке. Преданность и порядочность для меня важны и в личных и в профессиональных отношениях - так меня воспитала моя мама. Если я предаю, то я встаю на путь "мертвой души", если говорить образно. Как я могу предать честные и открытые отношения с моим педагогом и режиссером? Если хотите, хорошие человеческие взаимоотношения - это некий залог профессионального роста.

— Вы так много снимаетесь в кино. Это не воспринимается внутри театра как измена?

— Я к театру не отношусь фанатично. Я пытаюсь относиться к нему с легкостью. Не хочу врастать в театр, чтобы он становился моим домом. Имея за плечами опыт работы в кино, опыт работы в своей второй профессии психолога, это сделать легче. Я хочу, чтобы в моих взаимоотношениях с театром не было рутины и не пропадала какая-то новизна. А то вы знаете, как некоторые актеры с возрастом жалеют, что ничего больше не умеют? Мне бы хотелось избежать некоторой обреченности быть актером. Еще во времена студенчества я постарался подстраховать себя от превратностей судьбы и получил два диплома в один год. Ведь актерская карьера непредсказуема. Мои страхи не оправдались - я востребован в актерской профессии. Но все равно мои две профессии взаимосвязаны. Например, я как психолог веду тренинги для людей с трудностями общения, используя в том числе и актерские методики. Ведь так или иначе человек играет в жизни множество ролей, и чем разнообразнее его палитра, тем он успешнее. Этому я учу как психолог и актер. Сегодня самые интересные открытия происходят на стыке разных наук.

— В чем, на ваш взгляд, секрет успеха человека в той или иной профессии?

— Профессий много, но секрет универсален - надо уметь концентрировать внимание на нужном в данный момент объекте. Профессионализм актера виден даже в таком простом испытании: как он умеет собраться, когда в зале зазвонил мобильный. Представляете: ты говоришь проникновенный монолог и это "би-би-би!" враз может выбить тебя из колеи!

— В стрессовой ситуации вы включаете аналитические способности, знание психологии или актерские приспособления?

— Скорее первое. Я в жизни не лицедействую. Я в жизни скромный, стараюсь не привлекать к себе излишнего внимания. Надвигаю шапку на брови, поднимаю воротник и стараюсь проскочить незамеченным. Хотя в компании друзей могу быть заводилой.

— Вы так интересно говорите в своих интервью о звездной болезни, которая должна быть скрытой от чужих глаз...

— Без нее невозможно. Она должна быть обязательно внутри. Нужно чувствовать себя лучшим! Ты звезда, ты справишься с трудной ролью, ты будешь успешен! Только эта уверенность, эта смелость дадут свободу.




 ТРЕТИЙ ЗВОНОК
 Ближайшие премьеры
 После репетиции
 Зеркало сцены
 Сны массовки
 Бенефис
 Выбор зрителя
информационная поддержка:
журнал "Театральная Афиша"
разработка и дизайн:
SFT Company, ©1998 - 2005