Театральная Афиша
реклама на сайте театральный клуб журнал 2011-2017 online третий звонок рекомендуем спектакли ссылки
Rambler's Top100




Место для рекламы
Ирина Кретова
28.02.2013

Интервью с Сергеем Прохановым

В конце декабря прошлого года художественный руководитель "Театра Луны", народный артист России Сергей Проханов отметил 60 лет! Актерская судьба к нему благоволила. Популярный артист, много снимавшийся в кино, сыгравший интересные и заметные роли в Театре им. Моссовета, сделал в свое время неожиданный для всех, рискованный и крутой поворот в своей биографии.
В зените славы он исчез с академического горизонта для того, чтобы появиться со своим собственным театром - Театром Луны, который в этом году отмечает двадцатилетие.
Сергей Проханов делает все: ставит спектакли, пишет сценарии, руководит театром... Только не играет, ибо уверен, что режиссер должен быть по другую сторону...

- В начале своей карьеры я сыграл в трех спектаклях Романа Виктюка , и хотя это были не такие уж большие роли, но осознание причастности к этой театральной форме оказалось достаточно сильным. Под влиянием той эстетики, а также опыта, приобретенного мною позднее, на основе каких-то новых художественных познаний был создан театр - Театр Луны, театр фантастического реализма. Такое направление в искусстве существует.  Станиславский говорил, что за театром фантастического реализма будущее, что за всяким спектаклем он вообще готов увидеть звездное небо.
"Чистый" же реалистический театр с его правдоподобием и жизненной точностью бытовых деталей меня не очень интересует.
- Поэтому-то ваш театр был открыт спектаклем "Византия" по пьесе Николая Гумилева "Отравленная туника"...
Поэты Серебряного века писали вещи фантазийные, и находились те, кто им верил, сходил с ума, падал в обмороки… От реализма что-то никто в обморок не падает - падают в ужасе, если кого-нибудь прирежут или изнасилуют… Как лихо они придумывали и как умели закручивать фразу! Эта возвышенность слова, героическое, чувственное восприятие мира, поэтизация чувств… Художественное мышление акмеистов сильно впечатляет.
Сегодня у нас идут не только спектакли для взрослых, но и для детей. И если существуют театры, которые называются детскими, но не горят детскими постановками, то я как раз ратую за семейный театр. Мы выпустили "Шантеклер", "Мэри Поппинс" - это спектакли и для детей и для взрослых. Я, наверное, по характеру и сам такой. Мне очень нравится такой жанр, с какими-то фокусами...
- Сергей Борисович, как вы считаете, у вас есть  соперники в этом направлении?
- Когда подрастут дерзкие новички - неизвестно, а пока я не вижу новых сильных имен, которые бы выражали сценическими средствами новое время. А сильные режиссеры как были, так они пока и остались. Такая же ситуация и в кино: когорта первого ряда все та же. Мне так кажется.


- А какой актер идеален для вашего театра?
- Прежде всего мой актер или актриса, должны быть красивыми. Для меня это уже закон. Почему нас называют "селекционным" театром? Потому что здесь самые красивые девушки, вся Москва это знает. И мужиков соответствующих, если не хватает, я в спектакли добираю, хотя своих уже набрал прилично. Второе: мой  актер должен уметь танцевать и петь. И наконец, в актере должна быть некая зыбкость, то есть актер не должен быть, отягощен грузом какой-то школы, быть пластичным. Так что вот если не мой идеал актера, то желанные его черты: фактура, музыкальность, зыбкость…
- Актерский опыт помогает вам в режиссерской деятельности?
Конечно. Еще когда я был актером, мне не нравились режиссеры, которые много болтают. Наговорят, двадцать килограмм навешают, а актер не знает в какую ему сторону идти.
Когда я ставлю спектакль, то много работаю с показа, потому что это быстрее убеждает. Кое-что объясняешь в легкую, но в основном показываешь, но не как надо  играть, а в какую сторону двигаться, некое направление рисунка роли. Самое главное, чтобы актеру было ясно что играть.
- Сергей Борисович, у вас какое-то чутье на красивых актрис, из которых вы вылепливаете звезд. В вашем театре начинали, а затем приобрели известность:  Чулпан Хаматова и Елена Захарова, Анастасия Стоцкая, Марина Блейк, и другие. Вы тонкий знаток женской души?
- Действительно, я очень неплохо строю женские роли, возможно потому, что являюсь нормальным мужчиной, а следовательно, хорошо знаю женщин, знаю нюансы женской психики, знаю, как это нужно играть. Во взаимоотношениях с молодыми, даже начинающими актрисами от режиссера требуется какая-то особая "тонкорунность". Что касается звезд, то как только актриса Театра Луны появляется в новой роли, фактически готовится к взлету, она тут же ревниво бывает замечена другими режиссерами, киношниками, ассистентами режиссеров кино, которые сразу ее у нас перехватывают… Театр Луны - это как знак фирмы: если актер здесь играет, если он побывал в руках у Проханова, значит, он прошел серьезный чувственный отбор, значит это на девяносто процентов "звездный материал".
Словом, Театр Луны становится некой стартовой площадкой, откуда те, кто покруче и побогаче, с лету у нас слизывают одаренных и подающих надежды. Чулпан Хаматова заблистала в наших спектаклях и... Теперь она в "Современнике". Сманили у нас и Анастасию Стоцкую. Она еще ребенком занималась в нашей театральной студии "Маленькая Луна", а затем вышла на большую сцену...
Актриса принята в этот коллектив, у нее перспективные роли, здесь ей понравилось, театр устойчивый, положение хорошее, к режиссеру начинает привыкать, понимать его и вдруг слышу: меня приглашает Волчек или, допустим, Любимов… Естественно, такие предложения звучат для актера лестны. Но вот как сложиться там твоя творческая жизнь? Неизвестно. Хотя у вышеперечисленных актрис всё сложилось удачно.
Для детей у вас не только спектакли, но и театральная студия.
"Маленькая Луна" - это кусок моей жизни. Она существует уже много лет. Юные актеры не только постигают азы актерского мастерства, но и участвуют в спектаклях театра наряду с профессиональными актерами. Студия выпустила уже три поколения актеров, среди которых такие имена как  Анастасия Стоцкая, Дмитрий Бикбаев.  Время бежит, дети растут...
Рядом с нашим театром московское правительство отдало нам особняк, который хочется достроить и создать детский центр по форме "Детландии".  Мне кажется, что это очень перспективное дело.  Я считаю, что мы вообще детям задолжали после перестройки, сами состарились, а новое поколение упустили, получилось потерянное поколение.
-  Сергей Борисович, откуда у вас такой интерес к литературной работе?
- Так случилось само собой. Когда-то мне пришлось по необходимости переделывать материал из-за неудобств нашей сцены: не было кулис и актеру ни войти ни выйти. Надо было так все в спектакле скрестить, чтобы всех удачно развести. И я стал засиживаться по ночам, вот так это и началось…
Открывается возможность поставить что-то совершенно новое, ведь у нас ставится уникальный литературный материал, мы ни с одним театром не пересекаемся. Я не писатель и не считаю себя писателем, я просто научился писать диалоги, я чувствую конфликт - это мой плюс. Я не сочиняю, а комбинирую ситуации. Что касается каких-то "анатольфрансовских" идеологий, я здесь гораздо слабее, и прекрасно это понимаю. Мои спектакли - это спектакли авторские.
Это не такая плохая вещь - авторский театр, когда человек все берет в свои руки и за все отвечает - от и до. Если бы я умел писать музыку, я бы и музыку писал.
Я понимаю, что такое стиль фильма, стиль сцены, разбираюсь в гриме, хорошо чувствую стиль художника... Одним словом, в сторону родственных искусств мысль безусловно ворочается, но специально этим не занимаюсь.
- А сами любите рисовать?
- Очень жалею, что в свое время родители не вложили мне в руку кисть. Так иногда хочется просто что-нибудь порисовать!
- Зато художницей по костюмам, и очень одаренной, стала ваша дочь Анастасия Проханова.


- Я работаю с Настей уже несколько спектаклей. У нее пока один большой минус - она слишком меня слушает. Когда она перестанет меня слушать, то как художница вырастет. Но ей со мной нелегко. Во-первых, я, пока репетирую, дважды или трижды меняю концепцию. Нельзя же создавать костюм, если потом приходится его переделывать. "Папа, ты определись, будет этот персонаж таким или таким?" Я же до последнего момента кручу, кручу разные варианты, переставляю, как фигурки шахматные. Если же я даю ей конкретное и окончательное задание, она сделает именно то, что я хочу, то, что требуется для постановки.
А есть ли в планах новый театральный проект?
Пока идет подготовительный период. Мне захотелось сделать спектакль о фантастическом художнике, сюрреалисте Дали.  Прочитал о нем много книг, его переписку. Это был гениальный был человек. Теперь надо всю прочитанную информацию осмыслить, затем написать сценарий, придумать декорации, костюмы...
Посмотрим, что получится на этот раз, так как материал очень тяжелый, но уже есть фабула. Уже более полугода сижу с пером. Пишу от руки. Говорят что это связь с небом. Я не успел все написать, но, по крайней мере, к "штанге" подошел. Не хочу делать исторический спектакль, потому как арсенала не хватит, а так как художник любил разгадывать сны, то это и  будут "Сны Дали".
- Сергей Борисович, что вы считаете самым трудным в профессии режиссера?
Самое трудное, наверное, пережить предательство, когда от тебя уходит человек, в которого ты много вложил. Жалко времени - вводить другого, обидно, что артиста сманили копейки или ситуация. Но это жизнь… Так что не знаю, что уж особенно трудного в нашей профессии… Здоровья бы да времени хватило.
В основном это работа мозга, совмещенного с чувством и фантазией. Режиссер - это чувственный компьютер. Он должен чувствовать и должен все, все просчитывать. Вот эти две несовместимые вещи и есть режиссер.
- Если почитать в интернете отзывы о Театре Луны, то можно прочесть следующее: "Необыкновенные постановки, великолепная игра актеров, прекрасная режиссура", "Советую каждому любителю театра посмотреть все постановки Проханова - это эксклюзив, и похожего в Москве вы не найдете" и т.п.  Приступая к новой постановке, вы представляете зрителя, который придет к вам?
Я по натуре "победный" человек, и либо к чему-то совсем не подхожу, либо иду до конца. Всегда стараешься, чтобы все получилось. Не всякую тему зритель "кушает". Наша аудитория - это преданные "лунатики".  Тот зритель, который нас узнает, потом часто к нам приходит и приводит своих друзей и знакомых.

Самое трудное, наверное, пережить предательство, когда от тебя уходит человек, в которого ты много вложил. Жалко времени - вводить другого, обидно, что артиста сманили копейки или ситуация. Но это жизнь… Так что не знаю, что уж особенно трудного в нашей профессии… Здоровья бы да времени хватило.
В основном это работа мозга, совмещенного с чувством и фантазией. Режиссер - это чувственный компьютер. Он должен чувствовать и должен все, все просчитывать. Вот эти две несовместимые вещи и есть режиссер.
- Если почитать в интернете отзывы о Театре Луны, то можно прочесть следующее: "Необыкновенные постановки, великолепная игра актеров, прекрасная режиссура", "Советую каждому любителю театра посмотреть все постановки Проханова - это эксклюзив, и похожего в Москве вы не найдете" и т.п.  Приступая к новой постановке, вы представляете зрителя, который придет к вам?
Я по натуре "победный" человек, и либо к чему-то совсем не подхожу, либо иду до конца. Всегда стараешься, чтобы все получилось. Не всякую тему зритель "кушает". Наша аудитория - это преданные "лунатики".  Тот зритель, который нас узнает, потом часто к нам приходит и приводит своих друзей и знакомых.

 




 ТРЕТИЙ ЗВОНОК
 Ближайшие премьеры
 После репетиции
 Зеркало сцены
 Сны массовки
 Бенефис
 Выбор зрителя
информационная поддержка:
журнал "Театральная Афиша"
разработка и дизайн:
SFT Company, ©1998 - 2005