Театральная Афиша
реклама на сайте театральный клуб третий звонок рекомендуем спектакли ссылки
Rambler's Top100




Место для рекламы
03.10.2003

Марк Захаров: к 70-летию со дня рождения и 30-летию творческой деятельности в «Ленкоме»

Моя первая с Марком Захаровым встреча состоялась, когда он предложил мне написать слова мюзикла на тему «Слова о полку Игореве». Тогда я был наглый молодой поэт, мне казалось непонятным, зачем надо писать нечто славянофильское по «Слову о полку Игореве», в то время как неизвестен его автор и даже неизвестно, был или нет автор «Слова». Я говорю: «У меня есть своя поэма, она называется «Авось!» о любви сорокадвухлетнего графа Резанова к шестнадцатилетней Кончите, давайте сделаем оперу по этой поэме». Марк растерялся немножечко и сказал: «Давайте я почитаю». На следующий день он мне сказал, что он согласен и что мы сделаем оперу, причем выбор композитора будет его, Марка. Он выбрал Алексея Рыбникова. Это был счастливый выбор. Я тогда совершенно не знал новых композиторов, у меня в уме были только Родион Щедрин, Эдисон Денисов, София Губайдулина и Альфред Шнитке. Потом началась работа над оперой. Рыбников оказался удивительно талантливым, он совершенно потрясающе открылся в этой работе, и спасибо Марку, что он с его музыкальным чутьем выбрал именно этого композитора. Слова «рок-опера» были в то время запрещены, и мы написали: «современная опера». Потребовалось сочинять и вписывать целые арии и сцены. Когда работаешь с театром, то театр становится родным. Николай Караченцов, Елена Шанина, Александр Абдулов с тех пор стали родными и близкими мне людьми, и особенно Марк Захаров. Постановка с трудом проходила. Марк повез меня на такси в Елоховский собор. «Есть еще кое-кто, который может помочь», – сказал он. В Елоховской церкви мы поставили свечки у иконы героини нашего спектакля – Казанской Божьей матери. И утром постановка оперы была разрешена! Маленькие образки нашей святой заступницы я отвез Караченцову и Шаниной. В Париже я рассказал о «Юноне» Пьеру Кардену и прокрутил ему пленку об опере. Карден был в восторге. Он пригласил театр в Париж на гастроли. Ему это удалось, потому что он нашел какой-то ход к Ю.В. Андропову. Я вспоминаю, что было на премьере в театре «Эспас-Карден». Париж был покорен темпераментом и талантом Караченцова и Шаниной. Карден, который не понимал по-русски совершенно, влюбился в хрип Караченцова. На парижские спектакли зрители прилетали самолетами из Нью-Йорка, Лондона, Милана. На поклонах вся сцена была завалена орхидеями, актеры шли по цветам, как по ковру. Карден так полюбил «Юнону», что задумал поставить ее на берегу моря, с тем чтобы к берегу приставал настоящий корабль, а любовные сцены шли при настоящей луне.

В Париже обнаружилась неожиданная черта характера Марка Захарова: оказалось, он не кабинетный человек, как мне раньше казалось, застегнутый на все пуговицы, – в нем проявилась русская разгульность, и для меня он открылся совершенно по-новому. К тому же он человек с юмором и вообще очень современный человек. Когда-то я написал стихи: «Двадцать лет как нас захавала/ Зрительская толкотня,/ И актеров, и Захарова,/ Рыбникова и меня» – это о «Юноне и Авось». Захарова упрекают в том, что он увлекается политикой, что он публично сжег свой партбилет; сейчас он много говорит о Мавзолее, по телевизору на эту тему выступает, вообще волнуется, когда речь идет о власти. Актеры ему даже подарили на какой-то юбилей партбилет из металла, который не может быть сожжен. Остроумно очень поступили, но я считаю, что режиссер должен быть царедворцем, я назвал бы это мольеризмом – как у Мольера это было, потому что все-таки театр принадлежит государству и ты должен быть вежлив с чиновниками. Я не упрекаю Захарова, это вопрос его личности, и главное, чтобы был театр. А театр замечательный. Марк Захаров один из самых моих любимых режиссеров.

Он сейчас основоположник династии Захаровых, а династийность – это тоже черта русского актера, и Сашенька – это его надежда, а значит фамилия будет дальше продолжаться. Не обойтись без игры слов, связанной со знаменитой фамилией Захарова. У меня есть стихи, посвященные Марку Захаровичу Шагалу: «Ах, Марк Захарович, Марк Захарович…» И когда я читаю их, Захаров, конечно, воспринимает их так, будто это про него. Признаюсь, что это и к нему тоже относится, конечно. Недавно произошла еще одна встреча с его именем – я сейчас проектирую храм в Захарове под Москвой, где Пушкин жил до Лицея. Так что полумистические встречи с Марком у меня все время продолжаются.

У Марка Захарова есть и писательский дар. Мы сейчас работаем с ним и с Алексеем Рыбниковым над новой оперой, и я с радостным удивлением заметил, что некоторые страницы текста написаны им, и очень даже удачно. Марк Захаров уже несколько десятилетий занимает одно из первых мест в рядах современных режиссеров. Он всегда ищет и находит новое в искусстве, очень яркое, театральное. Я не знаю, что значит великий режиссер нашего времени, но если есть такая вакансия, конечно, Захаров может претендовать на нее.

источник: : Театральная Афиша
Увеличить

См. также:


 ТРЕТИЙ ЗВОНОК
 Ближайшие премьеры
 После репетиции
 Зеркало сцены
 Сны массовки
 Бенефис
 Выбор зрителя
информационная поддержка:
журнал "Театральная Афиша"
разработка и дизайн:
SFT Company, ©1998 - 2005